Новая российская вакцина от гриппа

Новая российская вакцина от гриппа

Противники вакцинации любят повторять: ну вот, многие же прививаются, а сезон гриппа начался — и многие все равно заболевают. И еще: вот раньше же мы жили без прививок, и ничего. О том, как все же защитить своих детей и себя, как убедить людей не бояться вакцинации, о новых перспективных разработках ученых-иммунологов рассказали специалисты на Всероссийском научном форуме «Дни иммунологии» в Санкт-Петербурге.

Правила в России более чем лояльны: каждый вправе решать сам — делать прививку или нет. Никто никого не заставляет. Это в Германии непривитых детей не берут в школу, в Австралии родителям за безосновательный отказ грозит штраф, а во Франции вообще супружескую пару за «антипрививочные» действия отдали под суд. У нас не хочешь — не уколешься.

Но! Жизнь нам не раз уже показывала, что такое грипп. «Испанка» в 1918-1919 годах унесла до 100 млн жизней. В 1957 году во время эпидемии «азиатского гриппа» погибли 2 млн человек. В 1968 году планету накрыл «гонконгский грипп». Только в США тогда умерли 34 тыс. человек. Россия тоже «отметилась»: в 1976 году в СССР началась пандемия, которую назвали «русским гриппом».

Относительно недавние истории: в 1998 году появился опасный «птичий» вирус, некоторые его штаммы приводили к практически 100%-ной гибели заразившихся. А в 2009-2010 годах планету накрыл «свиной грипп», также наделавший немало бед.

Для специалистов вопрос, защищаться или надеяться на авось, не стоит. «Убедить ярых «антипрививочников», скажу честно, сложно, — считает профессор-иммунолог Михаил Костинов. — Но когда случается болезнь, возникает тяжелое осложнение, тогда человек начинает рассуждать по-другому. Плохо только, что страдают не только те, кто не сделал прививку, но оказавшиеся с ними рядом. Чтобы вакцинопрофилактика против гриппа была эффективной, привито до наступления эпидемического сезона должно быть 70-80 процентов населения. У нас пока удается защитить около 40 процентов».

Заблуждения и мифы

1. Многие заболевают сразу после прививки.

Да, заболеть действительно можно. Но не из-за самой прививки, а в том случае, если ее сделали, когда человек уже подхватил вирус. Второй вариант — он мог заразиться вскоре после вакцинации, пока организм не успел выработать иммунный ответ. На выработку антител, защищающих от конкретного вируса, нужно минимум две недели. Вот почему специалисты рекомендуют «готовить сани летом»: делать прививку, не дожидаясь осенних простуд.

2 Вакцины содержат возбудителей болезни.

Что касается вопроса, может ли вызвать болезнь сама вакцина, ответ: это исключено, потому что вакцина не содержит «живой» вирус. Сейчас прививки делают «неживыми» вакцинами. В них нет ДНК-, РНК-вируса, а лишь фрагменты белка разных штаммов гриппа. Болезнь они вызвать не могут. Но иммунная система организма реагирует на их наличие после прививки, распознает в них «врага» и начинает вырабатывать антитела, которые защитят, если в организм проникнет «живой» вирус.

90 процентов такова степень защиты от заражения гриппом у взрослых здоровых людей, сделавших прививку

3 В вакцинах используют токсичные консерванты и другие вредные вещества.

Ученые постоянно ищут новые пути защиты, создают более совершенные и безопасные вакцины без консервантов. Например, в России производится противогриппозная вакцина, в состав которой входит особое вспомогательное вещество — адъювант. Эта «добавка» усиливает эффективность защиты: иммунный ответ вырабатывается быстрее. В результате можно уменьшить дозу действующего вещества. В других странах подобных этой вакцине, особенно если учесть ее безопасность, пока не создано.

4 Если уж делать прививку, то только импортной вакциной.

Иммуногенность у всех имеющихся вакцин — и российского производства, и импортных — одинаковая. Защитит от инфицирования любая. При этом импортные вакцины дороже наших, российских. Это зависит не столько от самого препарата, сколько от лекарственной формы, в которой он выпускается. Просто расфасованная в ампулы вакцина стоит дешевле. Если продается готовой к применению, в одноразовом шприце, будет дороже.

Ученые постоянно ищут новые способы защиты, создают более совершенные и безопасные вакцины

Как происходит «рождение» новой вакцины?

На вопросы «РГ» ответил известный врач, профессор, заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии НИИ вакцин и сывороток имени И.И. Мечникова Михаил Костинов.

Вакцина от гриппа — по сути, продукт «всемирного» научного ума. Причем обновляется ее состав ежегодно. Как это происходит?

Михаил Костинов: Каждый год в феврале в ВОЗ собираются специалисты из разных стран, которые занимаются гриппом. Они изучают заболеваемость, генетическую структуру вируса, который циркулирует в разных частях планеты, отслеживают, как он изменяется. У нас в России два таких научно-исследовательских центра в Санкт-Петербурге и Москве. И мы тоже, как и представители других стран, представляем результаты своих наблюдений. На базе данных, представленных научным сообществом, математически моделируется прогноз: какие вариации вируса, какие его разновидности ожидаются на следующий год.

Исходя из этого прогноза ВОЗ дает команду, чтобы все страны готовили вакцину, в которую входят именно те штаммы, с которыми с наибольшей степенью вероятности столкнется население в предстоящем эпидсезоне. Первая партия готовится быстро, обычно уже к апрелю-маю. Технологии отработаны, весь процесс за много лет отлажен. Затем вакцину обязательно испытывают, проверяют безопасность, и затем начинается массовое производство. Как правило, уже в июле новая вакцина поступает на рынок.

Насколько верен прогноз? Часто ли ученые «угадывают» с составом вакцины?

Михаил Костинов: Как правило, прогноз оправдывается. Состав вакцины действительно совпадает с основными разновидностями вируса, циркулирующими во время эпидемии. Появляются и другие разновидности вируса, не совпадающие со штаммами, входящими в вакцину. Но их доля обычно невелика — 5-6, максимум 10-15 процентов, и большого влияния на эпидемиологическую ситуацию они не оказывают. Тем не менее хотя вакцина и хорошо защищает от угрозы заражения, но все-таки не стопроцентно. Остается небольшой риск заразиться не вошедшим в вакцину штаммом.

Обычно в вакцину входят три разновидности вируса?

Михаил Костинов: Да, всегда в вакцину включают три штамма: два А и один В. Но мы уже разрабатываем и будем использовать при производстве вакцины четыре разновидности вируса: два А и два В. Эта квадривалентная вакцина будет более эффективной, ведь мы получим защиту от большего разнообразия разновидностей вируса.



Source: rg.ru


Добавить комментарий